Незаконная охота так и не была наказана

После нашей июльской публикации “Кому на Руси шить хорошо” представитель Следственного комитета при Прокуратуре РФ Владимир Маркин заявил, что факты будут проверены, “изучены уголовные дела, возбужденные в отношении инспекторов ГУ “Мособлохотуправление” Андрея Григорьева и Александра Довыденко, а также дана оценка действиям лиц, участвующих в охоте”.

— После этого громкого заявления о проверке по факту незаконной февральской охоты со мной никто из этой структуры ни разу не беседовал! — рассказал “МК” охотовед Александр Довыденко. — На меня до сих пор оказывается жесткий прессинг, а чиновники, которых я задержал, фигурируют в материалах как свидетели.

На днях стало известно, что дело о незаконной охоте в Дмитровском районе, возбужденное по статье 285 УК РФ, передали в мировой суд.

— Проверки, надо понимать, несмотря на заявление СКП, никакой не проводилось, потому что именно «официальная» версия событий по-тихому перекочевала в мировой суд Дмитровского района и будет слушаться там 13 сентября. Суть ее в том, что не было никакой группы браконьеров. Двух лосей якобы убил один человек — безработный Вадим Щенников, который не смог самостоятельно забрать всю добычу и пригласил на помощь знакомых. Процессию с убитыми лосями встретил охотинспектор Довыденко. Щенников полностью признал свою вину, поэтому попросил рассмотреть дело в особом порядке, а это значит, что процесс будет проводиться без судебного следствия, — говорит адвокат Александра Довыденко Василий Процик.

Для следственных органов подобная технология рассмотрения дела очень выгодна. Именно с ее помощью можно “протащить” любой наиглупейший вариант происшествия. Ведь при классическом рассмотрении дела в суде каждое доказательство тщательно разбирается. На суде же, проведенном в особом порядке, не будут исследоваться доказательства вины подсудимого, даже если они — явная липа.

Вопиющих же нестыковок в деле предостаточно. Щенников утверждает, что выстрелил всего два раза. Сотрудники Дмитровского ветнадзора на тушах убитых лосей зафиксировали 3 входящих огнестрельных отверстия. Причем два из них — на противоположных сторонах. В материалах дела этот документ подшит. Еще целые 6 февраля (день браконьерской охоты), туши лосей были нутрованы (вспороты) 8 февраля сотрудниками Дмитровского ОВД в отсутствие представителей охотнадзора. По типу выпущенной пули можно определить владельца оружия. Эти вещественные доказательства были скрыты. И так далее…

— Я иду в суд, чтобы заявить отвод прокурору Дмитровского района, который мог поддержать такую глупую версию и утвердить абсурдное обвинение, — заявил “МК” Василий Процик. — Я считаю Довыденко мужественным человеком. Встретить зимой поздно вечером 9 пьяных браконьеров с расчехленными ружьями, добычей и решиться их задержать! О том, что они были пьяны, управляли в таком состоянии снегоходами, совершили нападение на должностное лицо, районный прокурор Кустов знает, потому что в материалах есть доказательства этих фактов.

— Направление дела о незаконной охоте в Дмитровском районе на рассмотрение мировому судье я считаю правовым беспределом, — говорит “МК” руководитель ГУ “Мособлохотуправления” Михаил Сидорин. — У меня на руках есть доказательства преступного ведения следствия сотрудниками дмитровских правоохранительных органов. На суде они будут озвучены.
— На мое обращение о противоправных действиях следователя Ильина, — говорит Довыденко, — мне пришел документ из Следственного отдела по г. Дмитрову, что Ильин действует в рамках закона. Эта бумага была подписана заместителем руководителя следственного отдела юристом 1-го класса Ивановым А.В., — говорит Александр Довыденко, — человеком, который сам 28 февраля 2009-го участвовал в браконьерской охоте в нашем районе, где был убит пятнистый олень. В той охоте принимали участие и сотрудники районной прокуратуры. Но уголовного дела никто не завел, не будут же люди его заводить сами на себя. Документы, которые я получаю из правоохранительных органов об отказах на мои жалобы, подписывают люди, которые сами же регулярно участвуют в браконьерстве. При любой проверке я отвечу за свои слова и докажу, что говорю правду.