Детектор лжи оставит Россию без чиновников?

В России дописали наконец проект закона «О применении полиграфа». Когда он будет принят, испытание детектором лжи станет обязательным для всех граждан России, получающих доступ к государственной тайне.

Граждане с радостью предвкушают такое нововведение. Ведь теперь проверке на полиграфе, в том числе и внезапной, может быть подвергнут любой чиновник вне зависимости от ранга (скажем, министр), и это не говоря уже о простых милиционерах и сотрудниках Госавтоинспекции. А раз так, то во много раз вырастет вероятность выявления коррупционеров в ведомствах и органах внутренних дел. То есть даже если устройств-полиграфов и их операторов будет катастрофически не хватать, каждый чиновник и милиционер все равно будет бояться внезапной проверки и тысячу раз подумает перед тем, как брать взятку.

Что ж, введение очередных барьеров на пути коррупции — дело хорошее и социально полезное. Но почему-то ни законодатели, ни общество не задумываются над тем, что будет взамен.

Сейчас госслужащие и милиционеры получают весьма скромные зарплаты, которые они, бывает, компенсируют взятками и поборами. Уже сейчас они вынуждены декларировать свои доходы, что вынуждает использовать разные мудреные схемы для сокрытия коррупционных денег. Например, записывать имущество на родственников и жен, что, конечно же, никак не способствует сохранению этого имущества в случае чего нехорошего.

Уже не один и не два раза органы прокуратуры использовали провоцирование на взятку для своих корпоративных или заказных целей. То есть даже чиновник, не берущий взяток, может быть уличен в этом.

Вот и еще один барьер — теперь любой чиновник может быть обвинен во взяточничестве на основании перепадов давления и пульса.

Завтра гражданское общество потребует, чтобы чиновники селились в специальных охраняемых общежитиях и ездили на работу в специально оборудованных грузовых автомобилях.

Про мигалки я уж не стану и говорить: каждый человек с мигалкой уже сейчас вызывает пронзительную жалость. Потому что его ненавидят все те, мимо кого он проезжает.

А ему, поверите ли, просто-напросто надо успеть с одного совещания на другое, потому что в этом и состоит его работа — ездить на совещания.

Вот я и спрашиваю себя: а зачем тогда нормальному человеку идти работать чиновником или милиционером?

Сейчас мотивация очевидна: даже со всеми этими декларациями, полиграфами и службами собственной безопасности урвать получается. Хватает и на домик, и на Gelandewagen. И даже, если повезет, на мигалку.

А если вдруг все эти системы раз — и заработают? Ведь ни один здравомыслящий человек не станет работать за копейку на не очень простой, надо сказать, работе. На скучной работе, на вредной для здоровья работе. Отберите у чиновника мигалку — пусть он сидит в пробке. Пусть едет из Белого дома в Кремль на метро. Все же ездят! Мало ли что костюмчик помнется. У всех мнется!

Конечно, врачи работают за копейки. И учителя работают за копейки. Но, во-первых, и там, и там взятки все же возможны (скажем так аккуратно). А во-вторых, и врач, и учитель — люди все-таки в некоторой степени самостоятельные. Чиновник же или милиционер всегда, ежесекундно существуют в системе «я начальник — ты дурак», а неденежная мотивация для работы в такой системе бывает только у мазохистов.

Поэтому очевидно, что создание ограничивающих коррупцию барьеров вокруг таких непривлекательных профессий должно компенсироваться достаточным повышением уровня оплаты труда.

Иначе получается несправедливо: какой-нибудь член совета директоров получает по $100 тыс. за каждое из пяти заседаний в год, при этом его никто не пытает на детекторе лжи и не заставляет публиковать декларацию о доходах. А чиновник и получает копейки, и просвечивается на рентгене.

Есть только одна надежда на то, что мы не останемся совсем без чиновников и милиционеров, — это зарубежный опыт. У них там и зарплаты низкие, и декларации, и полиграфы, а недостатка в сотрудниках не возникает.

Удивительный парадокс, объяснения которому лично у меня нет.