Что такое мужчины и для чего им женщины?

В очередной раз приходит в голову вопрос, а насколько хорошо мы понимаем друг друга, женщины и мужчины? В свое время тележурналист Дибров сказал, что дожил до сорока с лишним лет, когда понял, что «женщина — это не мужчина». А какое количество мужчин и женщин проживают всю свою жизнь, так и не понимая, что женщина — это не мужчина, а мужчина — это не женщина?

Я поступлю просто, я буду брать некоторые тезисы из статьи Лены и буду комментировать их с точки зрения мужчины. Она пишет: «…женщины видят в мужчинах богов и кумиров, способных зародить в них любовь как святыню, и дают им власть над собой и над своим телом. С возрастом и под влиянием обстоятельств такое отношение меняется. Не найдя Бога в мужчине, женщины иногда находят его в религии. Но если разочарование в идеалах любви не ослабило душу, то они продолжают искать мужчину, которого уже не воздвигают на пьедестал, а принимают таким, какой он есть».

Но ведь и мужчина боготворит женщину. До подросткового возраста мы — нормальные люди и можем смотреть на этот мир свободно, но потом массированной атакой гормонов природа начинает гнать нас друг к другу. И мальчикам сначала приходится куда хуже, чем девочкам. Мальчику всего-то, скажем, лет 14, а природа требует от него, чтобы он нашел самку и оплодотворил ее. Но гормоны не только мучают мальчиков, но и в розовом свете рисуют им облик женщины, как существа недоступного, почти эфемерного.

Потом мальчики вступают в контакты с девушками и женщинами, и выясняется, что боготворимое существо — человек, притом человек не очень понятный, с непонятной логикой, психологией и мотивацией.

В силу тысячелетней социальной ориентации у мужчин и у женщин разные точки зрения на супружество. Для женщины супружество — это способ стать счастливой. Мужчина — это принц, мужчина — Бог, который сделает женщину счастливой. Для мужчины супружество и семья — вещь не очень понятная. Тот же Дибров, будучи женатым неоднократно, сказал еще одну интересную фразу о том, что мужчина женится в «измененном состоянии сознания».

Т.е. если женитьба — это не социальный акт, как в старину, то мужчина не понимает, — зачем это нужно? Особенно он этого не понимает, если у него и без женитьбы есть женщины.

Очень смешно, когда современные мужчины пытаются использовать НЛП (нейролингвистическое программирование) для того, чтобы ввести женщин в измененное состояние сознания, внушить к себе любовь и овладеть ею. Женщины много тысяч лет вводят мужчин в измененное состояние сознания без всякого НЛП. Природа заложила в женщину программу, и женщина, когда время приходит, безошибочно действует, внушая мужчине, что ему неплохо бы на ней жениться.

Итак, женщина хочет найти в браке счастье, а чего хочет мужчина? Кого он хочет получить в лице женщины? Не принцессу. Если как-то систематизировать и обобщить смутные желания мужчины, то мы поймем, что он хочет получить в лице женщины друга и любовницу.

Понимаете масштаб трагедии, изначально заложенный в мотивы бракосочетания? Жена никогда не будет мужу другом, это не входит в планы женщины, т.е. она может ему стать другом, — после развода, например, такое бывает. Но только после развода.

Между тем мужчина вроде бы получает подтверждение того, что получит в лице женщины друга. Женщина, с которой он познакомился, и она ему чужая, вдруг начинает интенсивно интересоваться всем, что с ним связано. Она встает на его сторону в любом конфликте, она защищает его. Она всегда готова помочь, если это в ее силах. С точки зрения мужчины, женщина ведет себя как младший друг. И мужчина думает, что так будет всю жизнь.

Правда, если приходит страсть, и тем более любовь, то мужчина сам уже не старается увидеть друга в женщине, но потом страсть проходит, любовь принимает обычные для брака формы, мужчина снова ищет в женщине друга, но не находит.

Да и любовницу в жене не найти, и это не зависит от сексуальности женщины, просто жена имеет право на мужа, а любовница не имеет таких прав на мужчину. И соответственно, всякая женщина в роли жены и любовницы по-разному себя ведет.

Короче, мужчина обречен на то, что его мечты о друге и любовнице в браке не сбудутся. Поддержка жены — это не поддержка друга, вот в чем дело! Там совсем другие мотивы. Мужчина вполне может получать удары от любящей жены, чего друг, конечно, никогда не сделает.

Быть младшим другом — это то, чего женщина, выходя замуж, хочет меньше всего.

Итак, мы приходим к простому выводу, что представления мужчины о женщине и о счастье с женщиной терпят крах точно так же, как они терпят крах у женщины, которая выходит замуж. Это не значит, что счастья в отношениях между ними быть не может, но оно бывает другим, не таким, как предполагалось.

Лена пишет по поводу взаимного непонимания: «Неудовлетворенные потребности женской сущности (единства тела и души в любви), как правило, проявляются в том, что женщина, которая в основе своей всегда хочет дарить любовь, не может это делать по отношению к тому мужчине, с которым живет…»

Мужчина в смысле любви более примитивен. Но и он сталкивается с тем, что не может быть счастлив с женщиной, как он это себе представлял, что она почему-то всегда хочет не того, чего хочет он.

Помню, как один мой знакомый женился, его спрашивают — ну как? Он отвечает, что вроде неплохо, но иногда хочется выгнать из дома и жену и тещу, и одному смотреть футбол и пить пиво. И он не понимал, почему ему не дают нормально смотреть футбол и пить пиво. А ответ Лена дала, — потому что: «женщина, которая в основе своей всегда хочет дарить любовь, не может это делать по отношению к тому мужчине, с которым живет…»

Уточним только, не может делать так, как ей хотелось бы, как она это себе представляла.

Вот бы удивился мой знакомый, узнав, в чем тут дело! А раз женщина не получает того, что хочет, то и ты не будешь смотреть футбол и пить пиво в свое удовольствие!

Я только хочу подчеркнуть, что мужчины и женщины — не враги, они товарищи по несчастью (иногда — по счастью). Природа гонит нас друг к другу. И как нам жить вместе, не уничтожая друг друга морально и психологически, об этом стоит подумать. Самое время, семейные и прочие ценности патриархального мира просто тают на глазах.

В патриархальном мире женщина служит мужчине, а вместе они служат обществу в качестве семьи. Но женщину никогда не устраивало такое положение вещей. Ей нужно не служение, а любовь. Снова цитирую Лену: «Женщина становилась шестым чувством для мужчины, которого любила, и ей было все равно, достоин ли он такого подарка и как он им распорядится. Женщина делала это для себя».

Тут самое главная фраза — «женщина это делала для себя». Мужчина хочет видеть в женщине друга, но даже ее любовь — это то, что она делает для себя. Правда, и мужчине много чего достается хорошего, если женщина любит. Но если она перестает любить?

Лена отвечает и на этот вопрос: «В стремлении обманывать себя женщина постоянно испытывает дискомфорт, который излучает, изливает на свое окружение и на все, чем занимается. Так или иначе, но практически в жизни каждой женщины наступает время, когда руины храма любви лежат у ее ног. И тогда она оказывается перед выбором — отстроить святыню заново или продолжать жить в «грехе» оправданном и лицемерном».

И вот здесь мы находим колоссальную разницу с поведением мужчины. Патриархальный мир создавал семью не для любви. Смысл семьи в продолжении рода. Если взять феодала, то ему была нужна жена для продолжения рода, если взять крестьянина, то ему нужна была жена и для продолжения рода, и для работы.

И современный мужчина недалеко ушел от них. Для того чтобы жить в семье, ему любовь не нужна. Мужчина, если женится, то как бы дает присягу своей семье. Это так забирают в армию, и человек приносит присягу, и в армию ему неохота, и воевать неохота, и служить тем, кому он присягал, неохота, но предать невозможно, невозможно перейти на сторону врага, ибо этим поступком мужчина себя уничтожает.

Это и происходит с мужчиной, — женился в измененном состоянии сознания, но живет. По этому поводу есть забавная песня у Пугачевой «Мало помалу привыкал». Не нужно забывать, что 2/3 всех разводов происходят по инициативе женщин. И к любовнице уходит только один из двадцати мужчин, у которых эти любовницы есть.

Лена это прекрасно понимает, в своей статье она пишет: «Мужчины защищали мир и себя от случайного выбора женщин. Они сделали все, чтобы ограничить его во времени и пространстве, а по возможности просто остановить (венчанием, детьми, бракосочетанием). Это не их вина. Это определенное условие, которое позволило именно им — мужчинам — получить доступ к некоему набору возможностей для развития человечества. Для мужчины любовь — не цель и не смысл жизни».

А вот теперь давайте представим жизнь этих двоих. Для женщины главное — любовь, для мужчины это не главное.

И у мужчин один вопрос к женщинам — чего они бесятся? А у женщин тоже вопрос — почему они такие? В итоге, в крупных городах 70% браков распадается, когда супруги не прожили и трех лет.

Получается, что современные женщины не заинтересованы в семье?

Лена пишет: «Чем сильнее чувства, тем сильнее боль. У мужчин ниже болевой порог. Они, в отличие от женщин, не способны долго терпеть или преодолевать болевые ощущения. Им легче «отодвинуть» проблему отсутствия любви на второй, третий и десятый план».

Вот тут она не очень права, по-моему. Для мужчины с его психикой лавина эмоций, которыми женщина наслаждается, просто опасна. Обычно мужчину спасает его юношеская любовь. Тот, у кого была школьная любовь, мучительная и неразделенная, или более поздняя юношеская любовь, того «защищает» эта девочка, которую он любил. Мужчина свое отстрадал и уже имеет иммунитет. Он не хочет страдать так, чтобы погибнуть. А вот те мужчины, которые не «переболели» любовью в юности, — им приходится очень скверно. Фактически, сильное чувство их разрушает. Часто такие мужчины гибнут в прямом смысле слова.

Читаем у Лены: «Страх чувственного дискомфорта диктует им свою природу поведения. Мужчины боятся любви и всегда стремятся выстроить план защиты от нее и схему движения к ней. Поэтому в отношениях с женщиной мужчину устраивает и интересует только прогнозируемая конкуренция.

Признать за женщиной право свободного (телесного и чувственного) выбора мужчины для сексуальных отношений (независимо от ее социального статуса, возраста, замужества, количества детей, образования) означает поставить себя в условия непрекращающейся конкуренции, при которой собственные усилия не гарантируют стопроцентного результата».

Это опять же не совсем так. Я бы не сказал, что «признать за женщиной право свободного (телесного и чувственного) выбора» так уж невыгодно для мужчин. Но патриархальный мир строился на защите семьи как основы крепости общества. Отсюда, мужчина — это защитник семьи.

Семья была женщине куда более выгодна, чем мужчине. Что такое отсутствие семьи для женщины в прежние времена? Это отсутствие уважения со стороны мужчины, это отсутствие защиты со стороны мужчины. Мужчина не может уважать женщину, которая принадлежит «всем». Только оказавшись в паре, связанная с мужчиной социальными узами, женщина получила возможность влиять на мужчину.

Любовь в том виде, в каком она имеет место в современном обществе, это изобретение женщины, конечно. Да, были поэты-мужчины, которые воспевали женщин, «стихи о прекрасной даме и подвиги во имя ее», но это все пришло в результате торга. Мужчина давал женщине защиту, она обязывалась любить его вечно, до гроба.

До принятия христианства так иногда было в прямом смысле слова, когда умирал вождь, то убивали его жен и клали рядом с ним в могилу, чтобы служили ему на том свете.

Женщина отдавалась в руки мужчины, находилась в его власти, но и получала свой социальный статус. Жена, мать семейства, дочь отца своего — все они уважались обществом. Мало кто знает, но по Соборному Уложению от 1649 года честь и достоинство женщины в Московской Руси защищалась в большей степени, чем честь и достоинство мужчины, штрафы за оскорбление девушки и женщины были в два раза выше, чем штрафы за оскорбление отца девушки или мужа женщины.

Лена предлагает мужчине поразмышлять над темой: «Найти ответ на вопрос, зачем существует женщина, если не для того, чтобы рожать и сексуально удовлетворять или обслуживать мужчину (или не только для этого), значит признаться себе самому, что и его функция в этих отношениях несколько иная».

Мужчина сейчас как раз на эту тему и размышляет — какая у женщин функция, и чего они хотят от мужчин?

И речь идет не о каких-то абстракциях. Речь идет о том, что мужчину ставят перед фактом, что он не может быть тем, кем был раньше.

Он не может быть хозяином женщины и считать, что женщина существует для того, чтобы «рожать и сексуально удовлетворять или обслуживать мужчину». Тогда кем должен быть мужчина и что он должен женщине? И получается, что он женщине ничего не должен. А женщина ничего не должна ему.

Вот передо мной статья, опубликованная в «КП» под замечательным заголовком «Стоять — не боятся». Статья вроде бы о сексе, но на самом деле цифры, которые там приведены, говорят об отношениях между женщинами и мужчинами больше, чем куча монографий. Исследовали мужчин в возрасте от 40 до 65. И выяснилось, что мужчин женщины мало интересуют. Выяснилось, что и женщин не интересуют их мужья. Вот цитата: «Мы провели проверку на супружеских парах, где недавно появились проблемы с сексом… И только 16 процентов жен высказали желание помочь и поддержать».

В основе сексуального упадка мужчин лежит психологическое безразличие к женщинам, а не старение, стрессы и прочее. И это в тот период времени, когда мужчина достигает расцвета своих творческих возможностей.

Но российский мужчина в среднем не доживает даже до 60 лет. И причина массовой гибели мужского населения не только в алкоголизме, но и в психологическом терроре со стороны жен. Обычному мужчине после 40 часто незачем жить Часто у него нет никакого социального статуса, ему нечем гордиться, он безразличен жене и детям.

Современный мужчина должен понять, что с этим нужно что-то делать. Ему нужно понять, что он является ценностью сам по себе, вне зависимости от того, висит его портрет передового штамповщика на доске почета или нет. Вне зависимости от того, как его оценивает государство. Вне зависимости от того, как его оценивает женщина.

Но вместо этого мужчина просто впадает в апатию. Женщина перестает быть ценностью для мужчин. Происходит десакрализация женщины. Женщина воспевалась потому, что служила мужчине. Сейчас она перестает служить мужчине и превращается в конкурента и врага.

Женщина не желает жить без счастья. Но разве мужчине не нужно счастье? Женщина разрушает семью, уходит от мужа или делает его жизнь невыносимой, потому что не желает жить без счастья. Но разве мужчина заинтересован в семье больше, чем женщина?

Старый мир уходит, и мужчине нужно понять, что он не «функция» в обществе, не «винтик» в государстве, не налогоплательщик, не предмет для эксплуатации новых русских и новых нерусских. Что он, тем более, не приложение к жене.

Мужчина должен преодолеть страх одиночества, он снова должен стать воином, но не для того, чтобы что-то завоевывать, а чтобы научиться защищать хотя бы себя, свое жизненное пространство.

А женщина пусть ищет счастье, пусть создает новую философию или мораль. Или новую религию, о чем пишет Лена.

Она утверждает: «Поэтому специфика новых религий, на мой взгляд, будет заключаться в том, что, во-первых, их авторами будут не мужчины, а мужчины и женщины, осознающие святость природного начала друг друга. А во-вторых, религии перестанут влиять на человека догмами. Их воздействие будет качественно другим — не заповедным, а действенным, развивающим, признающим основной ценностью — разнообразность всего во всем».

Никто не доказал, что новый мир будет хуже старого. Мир, в котором мужское и женское будет гармонизировано, не может быть хуже.