Чем политики отличаются от людей?

У них другое понимание слова «ответственность». Не хорошее, не плохое. Иное.

Все политики любят говорить об «ответственности», но даже самые неудачливые и преступные из них фактически ни за что никакой ответственности никогда не несут.

Они обычно не знают точно, как нужно действовать, однако обещают, что могут все исправить, и действуют. Другие люди бояться выйти вперед и сказать: «я это сделаю», потому что проигрывают в уме множество вариантов и образы трудностей их останавливают — даже если такой человек вполне профессионален в их преодолении.

У политика же понятие «ответственности» просто отморожено. Он вообще не думает о последствиях всерьез. Он знает волшебное слово «ответственность», бессмысленное для него заклинание-абакадабру, повторяя которую, он может направлять «быдло» куда ему вздумается.

Поэтому там, где, обычные люди оценивают трудности и взвешивают последствия, политик вскакивает с возгласом «есть такая партия» или «верьте мне, я знаю, что я делаю» или «я беру на себя ответственность» и т.п. — и он верит себе, ему верят другие, а там будь что будет. В это время он, может быть, вообще не думает о будущем, а просто наслаждается моментом и любуется собой.

Другие же люди, сравнивая свою реакцию с реакцией политика, ошибочно полагают, что политики оценивают трудности так же, как и они. Ерунда, политики в большинстве случаев просто не понимают, что может их ждать в случае провала их миссии. И — как ни странно — часто их действительно не ждет ничего. Становясь политиком, человек попадает в зону пониженной ответственности за свои действия; в этой зоне просто никто не устанавливал норм ответственности или эти нормы давно уже искусственно смягчены, и вся ответственность фактически сводится к разговорам. Корпоративная солидарность политиков, срабатывая на неосознанном уровне, поддерживает этот статус-кво и ревностно оберегает его от назойливого внимания общества.

Та же корпоративная солидарность понуждает политиков поддерживать в обществе постоянный градус страха — перед голодом, гражданской войной, 70000 скинхедами, катастрофами-коллапасми-кризисами-свирженьями-пакушеньями, ползучими переворотами, нападеньями китайцев, потеплением климата и т.п.

Т.н. «этот народ» должен побаиваться и пребывать в неуверенности, но вместе с этим знать, что где-то на туманном «верху» есть кто-то, кто может его спасти.

Это мифические «политические тяжеловесы», «крепкий хозяйственники», «профессиональные экономисты» и прочие носороги и бегемоты. Если они и кажутся более знающими, то только потому, что владеют большей информацией; когда же информация неполна, их решения отличаются изрядной тупостью — а что им стараться, же за это НИЧЕГО не будет?

Это ж клёво — его спрашивают «Несете ли Вы ответственность за такие-то и такие-то провальные решения», а от бодро так отвечает «Несу!» (конкретно это сказал Черномырдин в 1998 году).

Поэтому, услышав, как очередной политикан произносит слово «ответственность», не верьте ничему, что он скажет вслед. Он вкладывает в это слово совсем другой смысл, чем Вы, и все его дальнейшие рассуждения уже ничего общего с Вашими интересами не имеют.

Все их призывы призвать к «ответственности» кого-то еще — это только игра; часто в тот же день показывают обвинителя и обвиняемого в одной и той же тусовке, мирно попивающих напитки в суперпафосном кабаке и посмеивающихся над лохами-избирателями.