Человек модерна: апология Максима Калашникова

Почтенная публика фраппирована диалогом между президентом Дмитрием Медведевым и писателем-футурологом-блоггером Максимом Калашниковым. Все чаще звучат слова «несерьезно», «анекдот», «невменяемость», «неадекватность» или приравненные к ним.

Все эти рассуждения кажутся мне тем более странными, что российская почтенная публика, насколько можно судить, давно утратила представление о границах серьезного / несерьезного, вменяемого / невменяемого.

Вот, например. На днях правительство РФ (в лице первого вице-премьера Игоря Шувалова) выступало в отчетом в Государственной Думе. И медвяными устами Шувалова произнесло, что пик экономического кризиса нами пройден, уже начинается устойчивый рост, а наши антикризисные меры оказались суперэффективными. Это что — серьезно? И почему над всей Россией не стоит этими днями безоблачный хохот?

Да чего там спускаться на уровень правительства. Вон президент Медведев, воззвавший Максима Калашникова из блогоглубин, не устает повторять, что Россия последовательно идет путем демократизации, а в качестве доказательства приводит новую норму, согласно которой партии, набравшие от 5 до 7% голосов на думских выборах, получат в Думе колченогий приставной стул. Это он — серьезно? И вообще: в России, где партии (в классическом понимании этого термина) никогда не были сильны, а сейчас и вовсе близки к коллективной агонии, рассуждать о «партийной политике» и «партийной демократии» — не издевательство?

А вот есть еще такой вице-премьер по инновациям, технологиям и вообще всякому ОПК Сергей Иванов. Который в 2007 году прослужил 9 месяцев преемником Владимира Путина. Так он с тех пор не забывает повторять, что к 2020 году РФ войдет в пятерку крупнейших экономик мира, ВВП ее на душу населения составит $30 тыс., а также мы выйдем на первое место в мире «на рынках ядерной энергетики, авиастроения, судостроения, производства ракетоносителей и космических аппаратов, программного обеспечения». А еще вице-премьер обещал в период с 2011 по 2020 гг. «полное переоснащение стратегических ядерных сил», полную замену российской спутниковой группировки и создание «единого информационного пространства поля боя», а также «переход на совершенно новые, интеллектуальные образцы вооружения». Как вам кажется: кто реальнее смотрит на жизнь — футуролог М. Калашников или чиновник С. Иванов? И почему Иванова до сих пор не назвали «ходячим анекдотом»? Это справедливо?

Максима Калашникова бранят за «завиральную» идею «города будущего — сгустка инноваций». Но разве эта идея менее реализуема, чем, скажем, создание олимпийской инфраструктуры в городе Сочи Краснодарского края? Возможно, Калашников с «биоагроэкополисом» куда ближе к реальности, чем пробившие себе на голову сочинскую Олимпиаду Путин и Ко.

А официальные политологи, которые на подсурковских круглых столах рассуждают, что надо срочно (не позже конца этой осени) вписаться в тему модернизации, а то потом начнется предвыборная кампания, и про модернизацию все забудут — это как надо квалифицировать? И кто больше похож на скверный анекдот — такие политологи или блоггер Калашников?

Теперь — об адекватности.

На мой взгляд, любой человек может считаться адекватным, прежде всего, если он адекватен самому себе. Максим Калашников как писатель-фантаст и мечтатель-футуролог самому себе вполне адекватен. А вот про львиную долю наших политиков, чиновников и экспертов я бы так не сказал. Например: если человек занимает должность премьер-министра, но при этом злостно не желает разбираться в экономике и вообще ходить на работу, тут с адекватностью как дело обстоит? Почтенная публика не фраппирована?

Наконец.

Если в России когда-то суждено состояться какой-то реальной модернизации, то делать ее будут такие люди, как Калашников. С этого места можете смеяться, но я вам не советую.

Потому что модернизацией — если понимать под ней хоть что-то отличное от банального попила государственного бабла — могут заниматься только люди модерна. Которые, по меньшей мере:

верят в то, что говорят; наделены политической идеологией как реальным отражением системы их подлинных ценностей и устремлений. Максим Калашников, как бы к нему ни относиться, подходит по обоим критериям. Он — человек модерна.

А все те люди, которые вроде как призваны заниматься модернизацией — по линии администрации президента, правительства, министерств и ведомств, губернаториев, финансово-промышленных групп, госкорпораций в форме воровских организаций, пародийного околовластного «гражданского общества», наконец, прости Господи, «экспертного сообщества» — этим критериям не отвечают. Они — люди постмодерна. У которых нет идеологии, кроме идеологии материального стяжательства. И они, чаще всего, не верят в то, что говорят. И ни в какую модернизацию не верят тоже. Для них модернизация — просто очередная забава на поправку внезапной старости (вечной юности).

Так что Медведев поступил правильно, вытащив Калашникова. Хотя сам президент этого, кажется, еще не понял. Он-то это все по приколу устроил, чтобы постебаться.

А если кто еще захочет постебаться, пусть сначала сдержит горький смех над самим собой.