Армия и нищета

Полгода военнослужащие нашей российской воинской части живут, служат, работают, не получая денег.

В «Новую газету» пришло письмо, адресованное мне (адрес на конверте: Вологодская область, Бабаевский район, п/о Заполье, в/ч 87256). Пишет группа военнослужащих срочной службы.

Солдаты жалуются, что им в конце июня увольняться из армии, а с января они не получают денежное содержание. Причем в письме сказано: «Обращались в суд, дело выиграли, но никаких мер не принято».

В чем суть: полгода военнослужащие нашей российской воинской части живут, служат, работают, не получая денег.

Звоню в организационно-мобилизационное управление Генштаба — именно оно отвечает за призыв в армию и даже обсуждает в Федеральном собрании вопрос о продлении призыва до августа и об увеличении призывного возраста до 30 лет. То есть положение с призывом таково, что ребят от 18 до 27 лет нам мало, а если в армию пойдут и дяди в 30 лет — это в самый раз.

«Это не наш вопрос, — отвечают мне в Главном организационно-мобилизационном управлении Генштаба. — Наша задача — призывать в Вооруженные силы».

Получается, как у Аркадия Райкина: уродливый пиджак, но перед клиентом отвечать некому: «Я лично отвечаю за пуговицы. К пуговицам претензии есть?» — «Нет. Вшиты намертво».

Звоню в пресс-службу Минобороны. Дежурный предлагает мне перезвонить в Главное управление воспитательной работы. Звоню туда. Мне отвечают: «Мы этим не занимаемся».

Спрашиваю: «Кто ваш начальник?» В ответ: «Фамилии должностных лиц по телефону не сообщаем». Вот это номер! Всей нашей прессе, да и агентам мировых разведок доподлинно известно, что уже несколько месяцев обязанности начальника этого управления исполняет генерал-майор Юрий Дашкин. Храните секреты дальше.

Звоню в почтовое отделение Заполье, что в Бабаевском районе Вологодской области. Местная работница мне секретов не хранит: «В/ч 87256 у нас есть, только вы туда не дозвонитесь, часть полностью отключена за неуплату телефонных услуг. А солдатам деньги действительно полгода не платят».

Работница почты (мир не без добрых людей) дает мне мобильный телефон одного из военнослужащих. Тот подтверждает: солдаты срочной службы так и уволились в конце июня, не получив за последние шесть месяцев ни копейки, а офицеры получают лишь часть денежного содержания.

Все офицеры, с которыми я связывался по цепочке, подтвердили: денежное содержание увольняемым военнослужащим срочной службы так и не выплачено, офицеры получают в лучшем случае только половину денежного содержания. Подавали в суд. Дело выиграли, но ничего не изменилось.

Увольняемым солдатам офицеры наскребали деньги на дорогу и пропитание из своих тощих карманов.

Я не называю фамилий офицеров, с которыми говорил, чтобы не было у них неприятностей. Хотя куда же более…