Олени таймыра и браконьерство

Считаю, что статьи Виктора Гурова «Страна непуганых браконьеров» (Охота и охотничье хозяйство № 2, 2016) и Кирилла Военкова «Семь факторов роста браконьерства» (РОГ № 7, 2016) дают объективную оценку браконьерству. Я более 40 лет проработал в контакте с охотоведами Таймыра, и мне небезразлична судьба когда-то самой большой в мире популяции диких северных оленей. В связи с этим я и решил написать данную статью.

Первый авиаучет таймырской популяции диких северных оленей был осуществлен в 1959 году. Тогда численность популяции составила 110 тыс. голов. Промысловый запас оленей был определен в 6 тысяч голов и предоставлялся для добычи коренному малочисленному народу полуострова.

С конца 50-х годов ХХ века охотоведы НИИСХ Крайнего Севера осуществляли комплексные исследования биологии таймырских диких северных оленей, мер оптимизации их воспроизводства, путей весенних и осенних миграций, внедряли меры по охране уникальной таймырской популяции, включая борьбу с волком. Охотники-промысловики и любители добывали серого хищника с помощью малой авиации. С целью рационального освоения промыслового запаса северных оленей осуществлялись исследования по разработке рациональных способов их добычи на водных переправах и на суше. Все это способствовало росту численности этих животных, расширению годового ареала до 1,5 млн км2, включавшего Таймыр, северо-восток Эвенкии, частично Гыданский полуостров Ямала, северо-западную окраину Якутии — верховья бассейна рек Вилюя, Оленка, Анабара. За счет этого олени имели благоприятные кормовые условия.

Контроль над численностью животных, их охрана осуществлялись при помощи регулярных авиаучетов и благодаря активной деятельности «Службы урожая», «Службы оповещения о ходе миграции диких северных оленей», деятельности «Северного отряда», службы Госохотнадзора, работе общественных охотинспекторов, организации заповедников «Таймырский» и «Путоранский». Все это обеспечило положительную динамику роста численности диких северных оленей и их промыслового запаса. Спустя десять лет после первого авиаучета численность таймырской популяции возросла до 333 тыс. голов, в 1978 году — до 475 тыс., в 1986-м — до 595 тыс., в 1990-м — до 625 тыс. голов при следующей оптимальной структуре: взрослые самцы — 16,8 %, самки — 30 %, телята — 22,6 %, молодняк одного-двух лет — 30,6 %.
Следует отметить, что на протяжении 70-х и 80-х годов ХХ века промысловый запас диких северных оленей, согласно рекомендации НИИСХ Крайнего Севера, эффективно осваивали госпромхоз «Таймырский» и агропромышленное объединение «Арктика». За период 1971 г. — 1990 гг. всеми промысловыми хозяйствами Енисейского Севера и населением из популяции было официально добыто 1294,6 тыс. диких северных оленей.

Переход от административно–плановой экономики к экономике рыночных отношений обусловил кризис в охотничьем хозяйстве Таймыра. Вместо совхозов и госпромхоза возникли мелкие хозяйства различной формы собственности, имеющие неудовлетворительную техническую оснащенность, финансовую обеспеченность, недостаток профессиональных кадров, специалистов. При этом полностью прекратила свою деятельность, сложившуюся на протяжении многих лет, снабженческо-заготовительная система. Из-за отсутствия финансирования приостановили работу «Северный отряд», «Служба урожая», «Служба оповещения о ходе миграции диких северных оленей», был сведен на нет результативный труд общественных охотинспекторов. Фактически прекратилась комплексная борьба с волком. По словам ученых Л.А. Колпащикова и А.Д. Мухачева, «его численность на Енисейском Севере возросла с 1,0 тыс. голов до 3,5–4,0 тыс. Соответственно этому возрос и травеж северных оленей волком. В настоящее время в данном регионе серые хищники добывают около 60–70 тыс. тундровых и свыше 5 тыс. таежных диких северных оленей». Авиаучет, проведенный в 2009 году, установил, что численность диких северных оленей в популяции сократилась до 485,5 тыс. голов.

В настоящее время на Таймыре отсутствует полноценная охрана этих животных со стороны государства. После всех реорганизаций и сокращений службы Госохотнадзора здесь сохранился территориальный отдел из трех охотинспекторов региональной службы, деятельность которых осуществляется на площади 884,4 км2, что не позволяет говорить об эффективности работы. При этом приказы МПР РФ по ограничению охоты, запрету на добычу оленей не учитывают биологических особенностей северных оленей и климатических условий Крайнего Севера.

Кандидат биологических наук, специалист по таймырской популяции диких северных оленей А.М. Шапкин (2014) пишет: «Квота добычи в охотничьем сезоне 2013/2014 в закрепленных угодьях охотпользователей составляет на Таймыре 28,7 тыс. голов, в Эвенкии 5,3 тыс. Сколько же реально добывается таймырских диких северных оленей за весь охотничий сезон на Таймыре, в соседней Эвенкии и на северо-западе Якутии, не имеет представления никто. Кроме того, с марта 2012 года сверх выделяемых лимитов коренным малочисленным народам, ведущим традиционный образ жизни и живущим в местах их традиционной хозяйственной деятельности, разрешено добывать для личного потребления 8 диких оленей на человека. Таких на Таймыре насчитывается меньше тысячи».

Напомним, что в 80-е годы ХХ века только госпромхоз «Таймырский» добывал ежегодно согласно квоте 38,6–45,9 тыс. диких северных оленей.

Экономически и социально необоснованный переход к рыночной экономике обусловил снижение численности таймырской популяции диких северных оленей, их промыслового запаса, бесконтрольного его освоения, что отрицательно сказывается на социально-экономическом положении коренных малочисленных народов региона.

Переход к рыночной экономике в силу сложившихся условий способствовал развитию браконьерства во всем ареале таймырской популяции. Сегодня браконьеры имеют многозарядные карабины, прекрасную снегоходную технику, великолепное снаряжение. Они срубают панты топором или тяжелым тесаком вместе с лобной костью. Таким способом добываются тонны пантов и гибнет большое количество высокопродуктивных самцов. По экспертной оценке доктора биологических наук, главного специалиста таймырской популяции диких северных оленей Л.А. Колпащикова, ежегодно браконьерами из популяции изымается до 100 тысяч животных. Ученый отмечает: «Полиция заводит уголовные дела, но их скоренько закрывают. В результате происходит катастрофическое падение численности таймырской популяции. В 2014 году доля телят-сеголеток во всей популяции составила 11–13 %. Такой доли не было никогда за всю историю изучения популяции. Просто выбивают генофонд элитных самцов-производителей, а осенью избирательно взрослых самок и самцов».

А.М. Шапкин (2014) обращает внимание на следующее: «Пущенное на самотек бесконтрольное и нерациональное использование ресурсов таймырской популяции — это вполне прогнозируемый со временем подрыв ее воспроизводительного потенциала. Сокращающееся поголовье половозрелых самок в популяции в какой-то репродуктивный сезон не сможет покрыть неумеренное промысловое изъятие, после чего последует неминуемое снижение численности животных и мы вернемся к тем временам, когда добывать диких оленей на полуострове разрешалось лишь коренному населению для удовлетворения личного потребления».

Правительством Российской Федерации в марте 2009 года была принята федеральная концепция устойчивого развития коренных малочисленных народов России на период до 2025 года. Учитывая, что биоресурс таймырской популяции диких северных оленей играет исключительно важную роль в жизнедеятельности и социально-экономическом положении данных народов (долган, ненцев, энцев, нганасан, эвенков, эвенов), необходимо принятие региональной программы «Сохранение и меры по охране и рациональному использованию таймырской популяции диких северных оленей», с выделением требуемых финансовых средств из федерального и регионального бюджетов. Реализация такой программы позволит поддерживать уникальную таймырскую популяцию диких северных оленей на оптимальном уровне.

Источник